Сергей Смолянников. АРХИТЕКТУРА — КАК СПОСОБ БОРЬБЫ С ИСТОРИЕЙ

Любое государство, как и народ его населяющий, веками создает богатства, именуемые духовно-культурным наследием. Спектр этого наследия огромен, в его состав входят все направления искусства и культуры, перечисление которых, займет не одну страницу. Но, есть среди состава одно важнейшее направление, которое, если сравнить с известной поговоркой «Встречают по одежке», становится визитной карточкой страны, ее столицы, других крупных и не очень, исторических и культурных центров. Это направление — архитектура. Ну, а коль зашла речь о «визитных карточках», то бесспорно, для прибывающих в такие города, ими являются железнодорожные вокзалы.

Скоро Евро — 2012, а это значит, что основной поток болельщиков будет прибывать в Украину автомобильным, воздушным и, конечно же, железнодорожным транспортом.

А что имеет Украина в области железнодорожной архитектуры? А имеет она, ни много, ни мало — целое ожерелье жемчужин данной архитектуры, которые являются не только визитными карточками, но и архитектурным украшением всей Украины.
Достаточно только одного взгляда на Харьковский железнодорожный вокзал, чтобы понять — это не просто украшение или «визитка» города, это шедевр.

Других слов и не найдешь

И, не менее, красочные слова, можно произнести в адрес Киевского (старого), Львовского, Черниговского, Симферопольского, впрочем, как и ряда других вокзалов Украины. Нет смысла много говорить, рассказывать и расписывать. Лучше, как говорится, раз увидеть.

Киев, Львов, Чернигов, Симферополь

Не буду занимать время читателя перечислением и других не менее изящных и замечательных фундаментальных строений, которыми гордится и Украина, и ее железная дорога.
Вроде было бравурное начало. К чему ж такое скорбное название у статьи «Архитектура — как способ борьбы с историей». А к тому, что не о красотах имеемых (или еще имеемых) пойдет речь, а о том, что утрачено навсегда. Причем утрачено скрытно от общества и с привязкой «сделано в связи с постоянной заботой о быте и благе украинского народа».
Совсем недавно в любом справочнике исторических мест, городов и сел Украины, при упоминании крупного железнодорожного узла и районного центра Фастов, можно было прочитать, что-то вроде: «В этом городе, наверное, бывал каждый, кто направлялся по железной дороге из Чернигова или Киева в Западную Украину. Но только проездом, поскольку большинство поездов, идущих в сторону Львова, Ужгорода, Каменца-Подольского, Винницы, проходит именно через Фастов. Сегодня Фастов — это еще и одна из важнейших узловых пригородных станций Юго-Западной железной дороги, отсюда поезда идут в четырех направлениях — Киев, Казатин, Мироновку и Житомир. С первых дней существования железнодорожного сообщения, настоящими дворцами стали вокзалы в Жмеринке, Казатине, особенно, Фастове. Но, даже с открытием беспересадочных экспрессов, а также сокращением пригородного железнодорожного движения эти дворцы на узловых станциях все же остаются востребованными. А вокзал Фастова, пожалуй, чемпион Украины по концентрации исторических событий. На заглавной фотографии представлен нынешний вокзал Фастова, выстроенный после войны в классическом сталинском стиле. Кстати, это один из крупнейших, если не самый большой сталинский вокзал Украины. Давайте вспомним, каким был вокзал Фастова до войны - выстроенный вскоре после открытия в 1870-м году движения из Балты в Киев». Ну, что ж. Давайте вспомним.

Таким был Фастовский вокзал со времен своего открытия до 1941 года

Таким его увидели советские воины после освобождения города

Таким красавцем — железнодорожным дворцом, он был в послевоенное время

С обязательной башней,
с таким же обязательным атрибутом,
как часы на ней

С классическим оформлением и просторными залами ожидания

И каким же он стал сегодня, спросит читатель? Да никаким! Нет больше знаменитого фастовского вокзала, вошедшего в историю еще со времен русско-турецкой войны 1877—1878 годов, когда стал он не только узловой станцией, но и принимающим перевалочным госпиталем. Нет больше вокзала, которым гордился Александр II и будущий премьер Российской империи и почетный киевлянин Сергей Юльевич Витте. Нет вокзала, в котором собрались участники подписания «Вечной и соборной Украины» и в котором был штаб Украинской Красной Гвардии.
Увы! Все это было, как в той известной песне в исполнении Олега Анофриева, с такими приятными словами «Это было недавно, это было давно…»

А ведь действительно, это было недавно, это было давно… Пока не появилось желание у руководителей сделать так, чтобы вокзал, являвшийся украшением Фастова и всего участка старейшей в Украине дороги, был уничтожен во имя … 20-летия независимости.
А решения, хотя и некоторые, и не самые судьбоносные, выполняются у нас по-военному «беспрекословно, точно и в срок».
Вот и появились в срок на вокзале исполнительные ребята с бульдозерами, экскаваторами и прочей техникой, столь нужной на украинских дорогах, чтобы сделать это…

Вокзал умирал два месяца. Сначала с залов ожидания исчезли лотки с пирожками и водкой на розлив (не эстетично, но…), затем вынесли киоск с газетами, где всегда продавалось расписание поездов и железнодорожные календарики (сегодня такое и не предусмотрено в «стеклянном аквариуме», как называют новый вокзал фастовчане, это все передано в частные руки вагонобродящих). Потом закрылся привокзальный ресторан — место сбора вокзального и иного бомонда. Со временем вынесли камеры хранения (надежные, как наш советский быт). А еще потом, все остальное, что мешало… При этом велось, т. е. «одномоментно», строительство нового вокзала. И вот наступил долгожданный август 2011-го, т. е. День Подарка Фастову к юбилею державы, на что сами жители отреагировали емко и точно: «Какой же новый вокзал страшный. По идее можно было отреставрировать старый, он был любим нами, он наша гордость. Но на строительстве и сносе всегда «пиариться» лучше, чем на банальном ремонте или на восстановлении прекрасного».
В принципе, как издавна повелось, все новое, это, что вполне логично, однозначно лучше, чем старое. Ведь общество и уровень его жизненных требований, из века в век возрастают. Нужно, по идее, только радоваться тому, что хоть где-то, в чем-то, как-то, идет прогресс в ногу со временем. Но, когда появляется «такое», о чем с болью и горечью говорят фастовчане, то мысль только одна: новорожденный вокзал, не только не имеет вида и претензий на прогрессию, а похоже он скорее, на тело с ампутированными конечностями, которое и пытаются представить новизной творческой мысли и инженерно-архитектурного шедевра.

Вот и весь «шедевр» — огромное гуляющее полотно осиротевших платформ, отсутствие всякой перспективы на появление того комплекса услуг, которые были в старом и надежном вокзале и ощущение того, что нас просто обокрали, когда использовали архитектуру, как орудие против истории.
Почему, как орудие против истории? Поясню. Если у читателя, который попал в Киев по своим личным или иным делам, появится время, то, советую, не тратьте вы его на посещение «майданов» (ведь у нас их много – на одних ругают, на других гуляют, на третьих — поют), а пройдитесь по старому Киеву, по улочкам и мостовым, помнящим Пушкина, Гоголя, Шевченко, Ахматову, Булгакова, Куприна, да много кого еще, кто считал за честь побывать в южной культурной столице.
А еще попытайтесь вдохнуть в себя ту киевскую ауру истории, которая создавалась целой плеядой выдающихся деятелей прошлого.
Там, где находится киевская национальная опера, на здании Юго-Западной железной дороги вы сможете увидеть мемориальную доску выдающегося человека своей эпохи — Сергея Юльевича Витте, которая гласит:
«С.Ю. Витте 1849—1915 известный государственный деятель (так и написано «відомий», а не «видатний», хотя, последнее было бы более правильным). Руководитель Юго-Западной железной дороги 1880—1888 гг., министр путей сообщения, министр финансов». Даже его премьерство забыли. Да, ладно. Как говорится, и на том, спасибо.

Но не стоит забывать, что это именно его стараниями, развивалась сеть российских железных дорог, это его стараниями все (за исключением фастовского) вокзалы до сих пор остаются дворцами железных дорог. Это он говорил о том, что с дальнейшим развитием железнодорожного транспорта возникнут осложнения, когда вокзалов, депо, городков железнодорожников, будет не хватать, а значит, придется еще и еще строить.
Акцентирую внимание на последнем: «придется еще и еще строить». Вот суть вопроса — строить, а не разрушать. Да и пример умного и разумного есть в той же нашей столице. Настала пора расширять киевский вокзал, вот и вспомнили рекомендации Витте.

И старый корпус «железнодорожного дворца» сохранили, и новый «Южный» построили, да так, что один другому не мешает, а лишь дополняет историю новыми технологическими архитектурными решениями и рациональной разгрузкой.
Но, если в этом аспекте провести параллель с Фастовом, то возникает ощущение, что Украина — это не одна страна, как и не одна мысль о ней, что в Украине уживается все то, что противостоит одно другому в одном и том же вопросе. По этой причине и стал Фастов «сиротинушкой», поскольку лишился своего главного козыря-красавца. Лишь старый вагон, напоминает нам о том, что рядом, еще вчера стоял могучий исполин, на который смотрели еще полтора столетия назад с завистью и очарованием.
И так получается, что, попав на вокзал Фастова, ты видишь только «одно», выделяемое на безлюдном фоне общей дорожной и пристанционной серости, только один элемент внимания — этот вагон. «Стоп машина!», говорю я сам себе, по старой флотской привычке. А не в нем ли причина?!
Юмористы в таких случаях говорят «надо пораскинуть мозгами», а моряки «включай мозги, пока не поздно». Что это за вагон, знает каждый украинский школьник, поэтому, без комментариев.
Действительно, Фастов можно и нужно считать «столицей» объединенной Украины, где и был подписан пресловутый «Акт Злуки», но где? Одни историки говорят, что именно в вагоне, причем этом. Другие, что в самом зале вокзала, а в вагон зашли, чтобы, ну это, погреться и закусить, дабы простой люд не особо видел, как никак, а время было суровое, злое и голодное. Третьи вообще считают, что Фастовский вокзал был выбран совсем неслучайно, ведь если что не так, то как в известном советском шлягере: «Сяду в быстрый поезд, самый быстрый поезд я…».
Словом, такой факт имел место, только интерпретации самые разные, за исключением только одного главного героя — вокзала Фастова.
Вот я и думаю, что все связанное с уничтожением (извините, не так выразился — «полной перестройкой») фастовского вокзала было сделано так, чтобы уничтожить дух настоящего патриота Одесской и Юго-Западной железной дороги Сергея Витте; чтобы не вспоминали мы профессора медицины и почетного чиновника путей сообщения, известного хирурга Караваева; чтобы поменьше задавали вопросов, а кто такой Клавдий Немешаев и что за станция такая «Немешаево» и «Клавдиево»; чтобы забыли мы о создании крупнейшей в Российской империи железной дороги с ее крупным центром Фастовом, чтобы…
Да чтобы забыли мы слова Сергея Витте о том, что более века назад Киев действительно был культурной столицей. И слова его подтверждающие были такими: «Во всяком случае, в те времена в Киеве было гораздо больше известных научных имен, нежели в настоящее время…».
А теперь, мы, исходя из современного политического словаря «Маємо, що маємо», или, как в том простейшем анекдоте советского периода – нет вокзала, нет проблем. Зато есть «аквариум» с самым минимумом комфорта, и есть вагон, о котором еще в 1925-м сказал наш замечательный юморист Павел Михайлович Губенко (он же — Остап Вишня): «У вагоні Директорія, під вагоном — територія» намекая этим на то, что данный вагон и есть единственная в мире столица на колесах. Ведь это и есть правда истории, где, в бесславном пути на запад останавливался вагон Петлюры, там, на полустанке или станции и появлялась очередная столица Украины.
Да, забываем мы про историю и круги ее поворотные. Не любят вспоминать у нас, что и фарс она может преподнести, и трагедию тоже.
Но, не стоит забывать о том, что есть народная мудрость, которая, в том числе и для утерянного фастовского вокзала говорит: «Вагончик тронется, перрон останется…». У нас же, все на оборот, вагон остался. А вокзала, носителя истории полутора веков, нет…
А может совсем неслучайно стоит на «запасных путях», нет, не бронепоезд, а вагончик, ведь все может быть. И может так статься. Что понадобится он тем, кто разрушил фастовский вокзал «в интересах и чаяниях народа».

Пошук

Контакти

Матеріали на сайт надсилайте на адресу: support@vgosau.kiev.ua
Ми в соцмережах

Інтернет-ресурси

Книги за Македония
Література з історії та етнографії Болгарії й Македонії.

Архів випусків журналу «Археологія» (з 2008 р.)
На сайті Національної бібліотеки України ім. В.І. Вернадського.

Blue Shield
Робота для охорони культурної спадщини у світі з координації підготовки і реагування на надзвичайні ситуації (сайт англійською мовою).

Волинські старожитності
Сайт дочірнього підприємства «Охоронної археологічної служби України» ІА НАН України.

Ви знаходитесь тут: Київська область Сергей Смолянников. АРХИТЕКТУРА — КАК СПОСОБ БОРЬБЫ С ИСТОРИЕЙ